Суббота, 16.12.2017, 15:45
Приветствую Вас Гость | RSS
 
Главная На-РОД`Ы МИР-О-З`ДА`НИ`Я - Страница 13 - ФорумРегистрацияВход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 13 из 18«1211121314151718»
Форум » Общий форум » Наследие РОДов » На-РОД`Ы МИР-О-З`ДА`НИ`Я (Мы Иные Драконы белого пламени Жизни Звезды/Кристалла)
На-РОД`Ы МИР-О-З`ДА`НИ`Я
AlishaДата: Вторник, 04.08.2009, 08:28 | Сообщение # 181
Говорящий со стихиями
Группа: Проверенные
Сообщений: 287
Статус: Offline
Yran, привет родной)))) рада вновь тебя слышать/видеть))) happy ждем на медитации ... желающии присоединяйтесь)))))))))

Здесь Сейчас
 
АураДата: Вторник, 04.08.2009, 17:03 | Сообщение # 182
Начинающий маг
Группа: Проверенные
Сообщений: 212
Статус: Offline
Присоединяюсь. И со мной моя подруга.

Сообщение отредактировал Аура - Среда, 05.08.2009, 17:57
 
РАТАРДата: Среда, 05.08.2009, 00:14 | Сообщение # 183
Сущность
Группа: Проверенные
Сообщений: 31
Статус: Offline
Участвую
 
NaTaliДата: Среда, 05.08.2009, 07:52 | Сообщение # 184
Начинающий маг
Группа: Проверенные
Сообщений: 180
Статус: Offline
heart
 
AlishaДата: Среда, 05.08.2009, 16:53 | Сообщение # 185
Говорящий со стихиями
Группа: Проверенные
Сообщений: 287
Статус: Offline
Девочки, мальчики heart first

Здесь Сейчас
 
СиленаДата: Среда, 05.08.2009, 17:55 | Сообщение # 186
Дух бесплотный
Группа: Пользователи
Сообщений: 52
Статус: Offline
Я тоже буду с вами angel2 cupid heart love lips

Связующая Нить Жизни Света
 
СиленаДата: Среда, 05.08.2009, 18:34 | Сообщение # 187
Дух бесплотный
Группа: Пользователи
Сообщений: 52
Статус: Offline
))) angel1 cupid flowers hooray love :love: love :love:
так тепло, словно в солнечный лучиках купешься. такая любовь грела) нежность, спасибо, вам, Натали, Ратар, Уран, Алиша flowers Айанг love ))) Аура и вашей подруги спасибо)) всё так нежно с добром и любовью, искренняя очень, чистая медитация))) всем кто есть, всей Земле и ее сердцу, кристаллу земли Любовь вечная :love:))) рука в руке, сердце к сердцу, love Душа радуется))) я чувствовала природу, даже запах травы зеленой, цветы прекрасные , все так нежно переливалось, искрилось в лучах солнца, горело внутреним светом, теплом и отзывалось на зов души))))


Связующая Нить Жизни Света

Сообщение отредактировал Силена - Среда, 05.08.2009, 18:43
 
AlishaДата: Воскресенье, 09.08.2009, 22:14 | Сообщение # 188
Говорящий со стихиями
Группа: Проверенные
Сообщений: 287
Статус: Offline
Дорогие Друзья, наша работа на данном форуме окончена )))

каждый поЛучил то, что желал !!! biggrin каждый свершил то, к чему был приЗван first нам прекрасно было с вами взаимодействовать/творить, мы желаем вам успеха в дальнейшем вашего пути happy ))) Любви ))))

hooray lips


Здесь Сейчас
 
NaTaliДата: Воскресенье, 09.08.2009, 22:41 | Сообщение # 189
Начинающий маг
Группа: Проверенные
Сообщений: 180
Статус: Offline
Alisha, Силена, РАТАР,
Спасибо..большое...за Любовь.... flowers
Я могу..говорить только за себя....а меня..ваше прибывание рядом..изменило....Спасибо... heart
 
AlishaДата: Четверг, 13.08.2009, 22:51 | Сообщение # 190
Говорящий со стихиями
Группа: Проверенные
Сообщений: 287
Статус: Offline
~ВОЛНА~

Озеро покоя – небо, пролитое в ладони гор. И где тот горизонт, что на закате как лезвие: только коснись и обрежешься… От верха до низа лишь млечный рассвет.
Нас трое, выпивших ночь до дна. Мы наполнены и пусты утоленной закатной жаждой. Песок лоснится прохладой к босым ногам – и это все, что у нас есть, кроме целого мира. Обнаженный берег, один на троих – как плот, устремленный в никуда.
И на этот плот, в первый затаенный вдох солнца, входят коровы. Новорожденным иероглифом на белый лист. По краю зеркала, в которое глядится Тянь-Шань. Прозрачные, в гаснущих звездах. И с каждым их движением мир обретает плоть, и запах, и звук. Звон колокольчиков вплетается в молчание, пестуя зачатое время...

Небо так бездонно, что кажется: только подними голову – и упадешь в него. Но вплавляющий в воздух зной. Но пыль. Но собаки, грациозно пересекающие дорогу...
У него за плечами невесомая котомка и кардиограмма гор. У него есть ответ как дыхание. Но забудь вопрос и услышишь, как он молча рассказывает мир. Так просто, как все, что хранит тишина.

Расплавленное солнце течет как кисель в глиняном сосуде берега. Трава припадает к воде, стежка за стежкой прошивая ее податливую ткань. Река несет лодку, бережно и чутко. Слышишь, как тихо? Впереди раскаленная монета дня вплавляется в вечер. Ее хватит, чтоб ночь инкрустировать звездами.
Этих рыб, что в закате играют на струнах теченья, никогда не поймать. Как и солнце - ладонью, опущенной в воду...

Иногда этот вопрос: что ты видишь, глядя в глаза...

По большому счету, к этому и добавить нечего . Поэтому все слова, которые ниже - только возможность дверей там, где и стены-то нет
Рисую кадры для одного волшебного человека. А мир их дополняет...

Любые состояния, любые ключи и грани, которые открываешь в себе, часто являются в виде движения маятника: сейчас – сила, потом – любовь, потом – безжалостность, потом…
Это нормально. Как карта, которую тянешь из колоды: здесь и сейчас она нужна, чтобы ты ЕЕ увидел. Чтобы ТЫ ее увидел. Чтобы ты ее УВИДЕЛ, в конце концов.
Как набор инструментов, каждый из которых дорог к обеду, то есть, к моменту. Как разные оттенки силы, из которых пишется карта целого пути. Сейчас я макну кисть в этот цвет, сейчас – в этот…
Однако важный момент: пока ты присматриваешься, скользишь по состояниям, ты - маятник, ты раскачиваешься. В тебе присутствует то самое «или», которое заставляет выбирать, а значит быть чем-то, а чем-то - не быть. И это как, ни крути, противопоставление. разделение.
Если, танцуя, концентрироваться на правой руке, говорить себе: я – правая рука, то разве это будет танец? Если же позволить телу целостно, гармонично танцевать каждой клеткой, то это - совершенство танца. Спина, руки, ноги, шея, чувства, пространство – все танцует в гармонии, рождая единый ритм, нет необходимости думать: а что сейчас? А каким я должен быть или могу быть сейчас?
Я – всегда целое.
Тогда любые мнения становятся бессмысленными. Даже твои собственные. Какой я сейчас? Живот, сердце, шея, затылок?
Я – Целое.
Какой я сейчас – любящий, безжалостный, сильный, мудрый, открытый, спокойный, невесомый?
Я – Целое.
Это означает не перебирать каждый раз между чем-то и чем-то настолько, чтобы быть только этим. Это означает собирать состояния, впитывать их, каждое, таким образом, возвращаясь к своей изначальной целостности.
Это то самое «или» маятника, которое есть не необходимость выбирать, а – быть центром, быть целым.
Это означает танец. Естественный спонтанный искренний танец под музыку потока целым мирозданием, которое – Ты. Многогранный. Переливающийся на Свету всеми цветами мира. Одно. Целое.

Да. Он`а

Это воплощение уравновешенной силы. Это взгляд мира прямо и насквозь.
Это неуязвимость мгновенного выбора. Это ясная тишина вместо вопроса.
Это то, что не позволяет тратить ни секунды на жалость к себе. Это то, что не позволяет жалить жалостью других.
Это свойство любви. Это качество истинного проводника.
Это холодная составляющая пламени, сжигающего страх.
Это место силы в царстве спокойствия.
Это ежемгновенная смертность тела, торжество жизни и одновременная бездна по ту сторону картинки.
Это свобода. Свобода не разбрасываться своей энергией на случайное и ненужное, свобода быть вне надуманных неопределенных ситуаций, возникающих только там, где нет предельной – запредельной - ясности и намерения тончайшей выделки.
Это свобода владеть силой настолько очевидной, что она позволяет тебе всегда делать то, что для тебя естественно. Именно эта сила дает прямое видение, чистое осознавание без необходимости оглядываться, перепроверять, сомневаться, сверяться, идти на компромисс.
Это видение без оглядок. Это намерение, распыляющее иллюзорность преград.
Это падение в бездну, превращенное в парение. Это то, что доведет тебя до предела и сохранит.
Это карта Земли наравне с высокими картами. Карта Бездны наравне с картой Высоты.
Это не безразличие, а различение равных. Это отпускание ситуации при полном внимании к ней.
Это кристальная честность. Это благословение полной расслабленности. Это покой.
Это тонкая, тончайшая нить намерения, которая ювелирнее всего, что может представить привыкший к планированию ум.
Это выпряденный из океана твоей силы серебряный луч пути, который только самой сердцевиной и можно пройти, когда на вдохе, на выдохе и между, ежемгновенно и предельно честно ты обнаруживаешь себя.

вот она, всегда на расстоянии улыбки и прозрачного взгляда...

Высота вне векторов. Чистота вне сравнений. Невесомость, включающая в себя весь мир.
Растворение.
Свет.

Словно целая эта жизнь была затеяна ради мига одной этой невинной сияющей улыбки.


Если бы мне предложили нарисовать богиню, о которой почти не говорят, я бы нарисовала Ее - прозрачную, сияющую, распахнутую богиню Невесомости.
Рожденная из улыбки неба, созданная на одном вдохе вдох-новленного Творца, присутствующая в каждом ТВОЕМ вдохе - она и блаженство, и покой, и внимание. Она видит все: земное и небесное, видит равно прекрасным - для нее не существует ни незримых мелочей, ни необозримых громад. В ее ладонях и воробьиный щебет восторга, и лунная боль, и долгая усталость, и достигнутая высота, и цунами ярости, и камни обид, и долгожданные драгоценности превращаются в легкую росу нового утра, в росу нового мига, в росу чистую и упоительную, как глоток новорожденного мира.

-Я проведу тебя сумеречными тропами и лазурными мостами через свет и мрак, жар и холод, взлет и падение, и ты увидишь, что все это – одно.
Я покажу тебе твои страхи и научу принимать их как дары.
Я покажу тебе, что все двери открыты. Я покажу тебе, что двери могут быть только там, где есть стены. и покажу место без дверей. Но только ты сможешь решить, что это будет: глухая стена или бездна.
Я покажу тебе, как иное струится сквозь привычное, и ты научишься не разделять.
Я покажу тебе вселенную в каждой клетке твоей и научу любить камни.
Я воплощусь в любовь, чтобы ты узнал в ней себя.
Я покажу тебе покой мудрости, сокровенное знание - и ты познаешь невинность бытия.
Я покажу тебе, что мир любуется тобой, даже когда испытывает тебя.
Я проведу тебя через миллион трансформаций, и ты познаешь неизменность.
Я покажу тебе, что и у тишины есть эхо, что и былинка прорастает в вечность.
Я проведу тебя до предела. Без жалости, как и подобает настоящей любви. И ты сможешь увидеть дальше.
Я покажу тебе тебя. И ты увидишь,
что я – это тоже ты.

Танец Сущего.

Всегда законченный и всегда не завершенный, переливающийся светом своим или тенью, текущий - и не вытекающий, то волна, то заводь, глубокий сумеречными глубинами, ослепительный живой своей поверхностью, несущий тебя как каплю свою через дни и ночи, подвижный и вечно одно - мир.
Всегда - начало и всегда еще не начатый, вспыхивающий при касании света и мрака, струящийся шелком космоса, скользящий в бездне, только что снова рожденный - мир.
Танцующий тишиной, парящий в пустоте ради одного твоего сияющего взгляда, зачатый ради одной искры твоей души, безмолвный и звучащий только тобой, обнимающий, принимающий могучими водами своими, подхватывающий невесомостью - мир.
Стремнина и штиль, прохлада и жар, музыка и молчание, приглашающие к танцу, к чувствованию, к искусству струиться, быть совместно, кружиться в танце, замирать, стекать негой, взвиваться радостью и растворяться блаженством... Миллиард ощущений, оттенков, мелодий, смыслов... здесь и так, в этот миг всё это - одним лишь присутствием твоим сотворено... Одним лишь вниманием твоим воспето.
Шедевры, ежесекундные, никогда не повторяющиеся шедевры мира. Все - для тебя, каждый вдох и выдох неба, каждый миг времени и все безвременье, каждая минута как возможность счастья, как знак твоего знания, как присутствие любви мира -
Всё Для Тебя

( Даже миг Этого стоит того, чтобы ради него затевать жизнь.... )


Здесь Сейчас
 
AlishaДата: Четверг, 13.08.2009, 22:56 | Сообщение # 191
Говорящий со стихиями
Группа: Проверенные
Сообщений: 287
Статус: Offline
сила присутствия

Любой опыт души – то, что ей необходимо, потому что это - опыт для конкретной души, совершенно учитывающий все, что именно для нее актуально именно сейчас. Однако чаще всего эмоции, возникающие в результате переживаемого, диктуют мысли, а мысли руководят поступками и формируют обстоятельства жизни, и в итоге человека болтает в волнах этого бескрайнего и щедрого океана силы, не позволяя извлечь максимум пользы из происходящего.
Любой опыт прекрасен, если он впитался на клеточном уровне и стал силой. И неважно как ум расценил этот опыт – как негативный или позитивный. Только ум, целиком заключенный в обусловленность этим крошечным 3-d мирком, может возмущаться/расстраиваться/пытаться изменить на свое усмотрение, т. е. считать иначе, и неудивительно: ему «отсюда» не видно всей грандиозной и ювелирно сотворенной картинки. Такой ум подобен собачке, которая на прогулке увлекается всем попадающимся на пути: косточкой, подходящим столбом, встречным кобелем и всеми вытекающими отсюда реакциями – ему, конечно же, не до картины целого.
Тот же, кто отождествляет себя с собственной собачкой, носясь от одного к другому, попросту забыл себя - хозяина, присутствующего на другом конце поводка.
Если же вспоминаешь себя, если собачка служит тебе, а не ты - ее влечениям, если ты властен над эмоциями, а не они над тобой, если ты управляешь мыслями, а не они тобой, то любые переживания становятся мощным полноценным опытом. Получением силы.
Как серфингист на доске своего присутствия, ты можешь ловить волны любых размеров и скользить на гребне их мощи вместо того, чтобы раз за разом тонуть и захлебываться. Так сила океана становится твоей силой.

Вечный как мир сюжет

Чаша

…И вот ты узнаёшь, что есть, есть на свете чаша, наполняющая живой водой, чаша, испить из которой – и больше не жаждать, чаша бездонная, драгоценная чаша бездны, та, в которой даже яд превращается в эликсир бессмертия.
И есть эта чаша за тридевять земель или совсем рядом, но все равно за тридевять земель, ибо - в месте сокровенном, которое охраняется вечными рыцарями, и лишь тот, кто готов, кто отправится в путь и дойдет, преодолев искушения и невзгоды, и кому храмовник дверь отворит, тот лишь сможет из чаши волшебной испить.
И ты отправляешься в путь. И путь твой извилист и долог. И однажды ты понимаешь, что ты, сколько б ни шел - попросту не можешь покинуть священный храм, в котором ты - всегда, с начала времен. И тогда ты, наконец, оглядываешься. Не думая больше про «когда-то» и «где-то», ты оглядываешься прямо сейчас.
И ты уже чуешь – живая вода где-то рядом, но. У тебя все еще есть представление о том, что надо сначала найти волшебную чашу.
И вот новое испытание: ты обнаруживаешь вокруг себя много чаш – одна другой краше, все инкрустированы драгоценностями, все ослепительны своим сиянием … И на их золотых боках - изящной вязью слова, столь же сладкие для взгляда ищущего глазами, сколь сладко для жаждущего журчание родника. Но описание воды не утолит жажду путника, пересекшего великую пустыню… И в этом – благословение, иначе играться тебе в блестящую тару веки вечные да так до Источника и не дойти.
Однако пока ты все еще перебираешь чаши, одну за другой, и в ладонях твоих потеют их блестящие бока, и посреди тонкой вязи узоров - отражение твоих глаз, да как увидеть их увлеченному чтением…
Но жажда твоя все сильнее. И где-то рядом – источник, ты уже чуешь свежесть воды. Но продолжаешь искать среди чаш, потому что наслышан, что есть, есть та самая, волшебная, испить из которой - и больше не жаждать, та, в которой обычная вода превращается в эликсир бессмертия. А если ошибиться, шепчет тебе твой начитанный ум, да принять подделку за истинную, то и нектар в той подделке может обратиться ядом…
И ты все ищешь...
…А она, неприметная, ждет. И деревянные края ее зацелованы, но не губами благоговеющими, а губами, пьющими саму вечную жизнь. И нет на ней узоров иных, кроме тех, что сам творец на дереве выписал. И в простых ее боках – не мертвый блеск золота, а отсветы самого Источника.
Потому что стоит та чаша у самой воды.
И ждет, когда твоя жажда станет такой сильной, что не умом выбирать будешь, не оценкой слов и привлекательности узоров, а ценой самой жизни своей. Она ждет, когда жажда твоя станет такой невыносимой, что поймешь ты: остался тебе – только миг. Что всегда есть тебе лишь миг. Не больше и не меньше.
И, влекомый самой жизнью, ты перестанешь искать волшебную чашу, и пойдешь на зов, на свежесть, на запах самой воды.
И тогда-то ты увидишь ее, неприметную.
И зачерпнешь ею из Источника,
но не потому, что начертано будет на ней: "та самая чаша".
И постигнешь вкус вечности,
но не потому, что кто-то другой до тебя ее сделал волшебной:
в твоих руках, от твоих губ, от безмолвия твоего смиренного перед самим Источником сердца вода в той чаше окажется эликсиром бессмертия.

"Все письма себе от себя об Огне, бросаю в Огонь.
И он, их приняв, разгорается сильнее, и самим своим пламенем, жаром и светом, то выражает, что неподвластно словам.
.
Так слово за словом сгорает в безмолвии,
И безмолвие обретает звук.


Все вдохи, и выдохи, тот ветер ветров, что столь спешно превращал в разговор о цветении,
посвящаю самому аромату Цветка.
И на ветру дыхания тот аромат - словно птица о тысячи крыл: он разносится так далеко, куда ни одному слову не долететь, не проникнуть.
То - суть цветения, что есть за пределами тленного цветка, но рождается в нем, каждый миг.
.
Так безмолвие смертного обретает аромат вечности.…

Все суды между черным и белым предлагаю чистому листу.
Памятуя о том, что как не проявить белого ангела без черной краски, так и черного демона не проявить без белой.
Памятуя о том, что возможность летать дарована равно и черным, и белым крыльям.
А когда остается одно только небо, то и голубой перестает быть голубым.
.
И лишь прозрачное может быть пронизано всеми оттенками мира, не изменяя себе.
Так безмолвие из мига в миг сохраняет цвет истины."

Если видишь, когда смотришь...

Посмотри на бушующее море - разве скажешь ты, что оно напряжено и в ярости?
Посмотри на танцующую в небе пушинку - разве сочтешь ты, будто она неспокойна?
Посмотри на отлетающий с дерева цветок – разве решишь ты, что бесплоден его путь только потому, что сейчас ты не видишь глазами плода на его месте?
Посмотри на пламя, поглотившее тонны деревьев – разве усомнишься ты в его невесомости?
Посмотри на пыльный камень, подставивший себя твоей ноге – разве наградишь ты его презрением лишь за то, что собой он вымостил для тебя путь?
Посмотри на змею – разве заявишь ты, что яд ее ею придуман ради причинения зла?
Посмотри на ветер – разве скажешь ты, что он имеет цвет крон, которыми играет, или запах цветов, что он разносит, или шум трав, по которым он скользит?

Если видишь, когда смотришь
Если слышишь, когда слушаешь
Если чувствуешь, когда прикасаешься

Ты видишь не то, что "было", и не то, как должно быть
И не остается того, кто судит, не остается того, кто знает наперед
И напряжение уходит вместе со знаниями, которые нужно отстаивать
И каждая клетка, частица твоя распускается - сама, без единого усилия, подобно бутону, который только что был зеленым сжатым кулачком, а сейчас распахивается навстречу потоку мира, так естественно.
Принимая благословение быть так как есть

И ты пуст, как чаша едва распустившегося цветка, и поэтому наполнен до краев
Ты чист, как младенец, еще не знающий слов и теорий устройства мира, и поэтому свободен от необходимости уловить словами
И ты впитываешь этот сияющий живительный поток не через узкую трубку любой из придуманных для тебя капельниц, а каждой своей частицей,
Свободный от ограничений
И когда на чистом листе твоего восприятия вселенная рисует цветок, ты видишь его совершенство
Ты видишь именно этот цветок, этот миг, а не все те надписи, что так бережно зачем-то хранил много лет, перечеркивая и переписывая поверх. Ты видишь не запутавшиеся меж собой наброски, среди которых любой цветок, любой дар утеривается в тот же миг, когда его рисуют

Ты видишь цветок
Дар…

Слабость вечно пытается доказать свою силу. Сила - делится Силой.

Мир не сложнее, чем кажется. В мире попросту возможно всё.

Думать только о цели, упуская путь – то же, что думать только о смерти, упуская жизнь.


О ХВОСТАХ

Пока мы ищем вовне, мы есть то, что мы позволяем другим внушить нам о нас.
Плохой, хороший, слабый, сильный, любовь, пустота, бог, ничтожество…
Пока есть, кого искать, есть и тот, кому искать. Пока есть тот, кому искать, есть тот, кого искать. Все, круг замкнут. Собака, пытающаяся схватить себя за хвост и полагающая, будто хвост - это что-то, к чему нужно идти длинным путем и что нужно достичь (и лучше бы при помощи сложных интригующих практик), не так смешна. Но отмени некое «снаружи», где искать, куда надо вырваться - и тюрьма, это самозаключение, исчезнет сама собой в тот же миг.
Достигшие понимания улыбаются, когда мы просим ИХ. Отвернувшись от себя, застенчиво закрывшись от себя собственным рукавом, лишь бы себя ненароком не увидеть, просим ИХ.
Иногда они смеются. Громогласно или вполголоса. Это можно было бы назвать насмешкой, если бы в этом не было столько любви. Их смех как звон будильника и как хлыст, как журчание ручья в пустыне, который ты слышишь, но никак не можешь отыскать, чтобы утолить жажду.
Иногда они делают то, что мы ждем от них: одевают белые/черные (вписать свой цвет) одежды, проводят ритуалы, говорят слова, молчат.
И – ничего не делают. Они всего лишь струятся из собственных глаз, как лучи из солнца, как аромат из распустившегося цветка, и в глазах их – космических масштабов улыбка: ну сколько еще ты будешь ждать от МЕНЯ, сколько еще ты будешь ждать от меня СЕБЯ?
Мы настолько одно, что я не кончаюсь где-то перед тобой, и ты не можешь остановиться в сантиметре от меня. Так кто кого и о чем спрашивает, и кто может дать ответ? Мы - два пальца одной руки, два луча одного светила, и когда мы перестаем играть в вопросы и ответы, нет и лучей, а есть только источник. И в этом источнике «ты», «я», «мы» растворены, прямо сейчас. Все уже есть, прямо сейчас, нет недостатка ни в чем. Только «ты» и создаешь недостаток. Ты гоняешься за собственным хвостом, вожделеешь его, будто он не принадлежит тебе изначально...
И снова - улыбка, как аромат чего-то запредельного, но такого знакомого, такого родного, и силишься понять, откуда, откуда эта память, и, словно контуженный на всю голову при рождении, словно страдающий амнезией, силишься вспомнить, так кто же я, откуда я, как мое настоящее имя? А нет никакого имени. Только само настоящее. Собака, дающая имя своему собственному хвосту и стремящаяся к нему в постоянном слепом верчении, не так смешна.

…Но мы, вместо того, чтобы упасть в эту безымянную, сочащуюся сквозь мир, не принадлежащую никому конкретно улыбку, вместо того, чтобы безмолвными окунуться в этот звенящий тишиной живительный источник… мы продолжаем метаться между определениями и версиями, поклонением и недоверием, мы ждем объяснений и спорим. О буковках. О смыслах. О том, есть ли любовь, и как обозначить пустоту. Как будто словами можно изменить и измерить истину, существовавшую задолго до них.
Но достаточно вакуума. Полнейшей пустоты вокруг и внутри, на ничтожное количество времени, которого нет сразу и безоговорочно как только сбрасываешь кандалы часов, как только ныряешь в глубь плоских циферблатов.
Перестать цепляться за любое – любое. За самое удобное и самое привлекательное. Самое мудрое и самое сильное.
Остаться один на один с тем одним, кроме которого здесь и нет никого. Обнаружить себя даже не сомнамбулой, что бродила во сне по канату, воображая, будто гуляет по широкой дороге, и вдруг проснулась. Нет никакого каната. Обнаружить себя сразу в бездне, без векторов, без ориентиров, без чужих слов, без необходимости хоть что-то достичь. Обнаружить себя падающим в собственную бездну без всякой надежды на брошенную кем-то веревку, которая только кажется спасением или регалией, однако неизбежно оборачивается очередной петлей.
Но это страшно. Мы же так привыкли хвататься за чужие знания, как за соломинку. Мы жадно ищем систему, которая бы объяснила нам ВСЕ. Да, порой кажется, что в системе удобнее. Безопаснее. Проще. И можно с ее поддержкой далеко зайти. Да, далеко. Но не до конца. Система - только ключ, пока мы допускаем, что есть стена и есть дверь, которую нужно открыть.
А информации вокруг – через край, на любой вкус. И она затмевает от нас нас самих. Мы пронизаны информационными потоками настолько, что не слышим себя, мы попросту не приучены слышать себя. Мы настолько напичканы информацией, нафаршированы знаниями всех мастей, настолько привыкли черпать знания во вне, что чуть что надо узнать о себе – машинально тянемся за книгой-интернетом-кем-то еще. Вместо того, чтобы обратиться вглубь, выбрать прямой путь без искажений. Да, для этого надо стать чистым листом. Памятуя о том, что если на чистом листе написать слово чистота, сама суть чистоты исчезнет, а тот, кто вчитывается в это слово и тем паче в целое определение чистоты, уже не видит чистого листа. НО это все - опыт переживания, которое можно прожить только самому, иначе никак. Отсиживаться же за чужими знаниями и красивыми высказываниями также нелепо и глупо, как, довольствуясь выцветшим блеклым акрилом, прятаться за пыльной декорацией неба от голубого глубочайшего звенящего живого пространства.
Но как часто мы все же продолжаем бездумно и жадно сыпать в себя любой подвернувшийся под руку информационный мусор, пусть даже еще секунду назад это казалось блестящей оберткой, мы позволяем всему этому сыпаться в нас, чтобы потом окопаться в этом и тратить энергию на попытки разложить приобретенное по полочкам, привести множество взглядов и теорий в одну какую-то в систему – свою или чужую, но так чтобы нигде хотя бы не выпячивалось и нигде не жало...
А потом мы таскаем это ВСЕ с собой. И нам приходится ворочать этим в тот момент, когда, да-да, существование предлагает нам свободный парящий танец в неизведанное, изменяющееся, присутствующее за пределами любых устаревших в миг их рождения понятий

АРОМАТ

- Что ты делаешь?
- Рисую.
- Как? Я не вижу ни бумаги, ни красок! Ты сидишь под цветущим деревом, и руки твои спокойны.
- У бумаги есть границы, а краски имеют конец. Я ж рисую сразу собой. Взглядом и сердцем, сутью – суть. Струясь в каждом изгибе ветки, цветок за цветком. Не заключенный в плоскость, я волен рисовать аромат и трепет лепестков на ветру, танцующие отсветы воды в кружеве цветения. Свободный от имен, рисую безмолвием, ощущая, что то – и мной рисуют. Я и кисть, и бумага, и цветок, и творящий, и то, что проявляется из-под кисти. И рисунок этот совершенен каждый миг.

- Что ты делаешь?
- Пью совершенство.
- Как можно его пить? Ты всего лишь вдыхаешь аромат цветка и губы твои спокойны!
- Кто скажет «нельзя», тот себе и запретит. Совершенство струится из каждого мига, как из цветка. И чтобы почувствовать аромат реальности, не нужно ничего делать – твое дыхание само подхватит его, лишь прими этот дар.
Совершенство - тот нектар, что влечет к себе бабочку души. Однажды расправив крылья, она опыляет миг за мигом, как бабочка – цветок за цветком. И с любого цветка, каким бы он ни был, она собирает нектар. Так древо жизни дает плоды.

- Что ты делаешь?
- Смотрю вечности в глаза.
- Но ты глядишь на цветок, который распустился вчера, а завтра разлетится на ветру и истлеет!
- Пока ты распят между вчера и завтра, этих двух мертвых палок, как ты можешь познать цветущее дерево настоящего? Можно смотреть на цветок, и видеть один гаснущий цветок, и видеть смерть. Можно смотреть на цветок, и видеть в нем миллионы цветков, весна за весной… и видеть смерть. А можно смотреть на цветок, и видеть саму суть цветения. Суть бытия. В любом цветке напрямую - безмолвное знание.
- Но я больше доверяю страницам мудрых книг, чем лепесткам вишни!
- Возможно, ты больше доверяешь другим, чем себе? В книгах – слова. Из слов можно сложить предложение, но не истину. А истина настолько проста, что любое слово сложнее Ее. И истина настолько бесконечна, что любое слово ничтожнее ее. Один же маленький цветок полон истиной, она сочится из него – ароматом, сиянием, чистотой. Замри и увидь. Замри целиком, стань чистым листом, на котором само бытие рисует тленный цветок, а выписывает – вечность. Всего на один миг… Ты столько лет потратил на поиски истины в словах. Ты подобен тому, кто, увлеченный письмами от возлюбленной, в бессрочной разлуке с тоской все читает истлевшие листы, в то время как она все стоит перед ним, живая и прекрасная, и ждет, когда он лишь поднимет глаза, оторвавшись от писем о ней… Так что тебе стоит потратить лишь миг на то, чтобы встретиться с истиной? Увидеть ее и… оставить неназванной. Увидеть, не чтобы стреножить, не чтобы заключить в сетку слов, не чтобы схватить и потом продавать на ярмарке. На один миг позволить настоящему заполнить тебя и растворить. В тот же миг проявится сама суть бытия - свободная, текущая, живая. И окажется, что глядя в маленький цветок, ты смотришь в глаза самому существованию. И окажется, что само существование струится через тебя.
Бог смотрит из каждого цветка. Из каждого мига. Из каждой частицы. Посмотри, сколько цветов… Как и мгновений. Достаточно одного, но их – миллионы. Это милость. Милость воистину щедрого. Весна за весной, цветок за цветком, миг за мигом расцветает… Чтобы ты увидел хотя бы один. Всего лишь один. И почувствовал, что у мгновения и у вечности – один аромат. Аромат настоящего. Аромат истины.

"Человек пересекал поле, на котором жил тигр. Он бежал со всех ног. Тигр за ним. Подбежав к обрыву, он стал карабкаться по склону, уцепившись за корень дикой лозы, И повис на нем. Тигр фыркал на него сверху. Дрожа, человек смотрел вниз, где, немного ниже другой тигр поджидал его, чтобы съесть.
Только лоза удерживала его.
Две мышки, одна белая, другая черная, понемногу стали подгрызать лозу.
Человек увидел возле себя ароматную землянику. Уцепившись одной рукой за лозу, другой он стал рвать землянику. Какая же она была сладкая!"Это - осознание реальности через собственное переживание, собственный опыт. Это - попробовать и потрогать воду, утолить жажду - вместо бесконечных попыток с чужих слов понять, что такое вода.
...
Это возможность вырваться из ловушки энциклопедических знаний, прорваться сквозь них в настоящее, которое присутствует не когда-то, а прямо сейчас, не где-то, а прямо здесь - вне любых слов и концепций.
...
Это безымянная жемчужина настоящего, высвобожденная из свертка газетных листков с ее описанием и с перечнями ее имен. Так выпрашивавший драгоценные крупицы как милостыню где-то на стороне, срывает однажды газетную труху с того свертка, который он подкладывал себе под голову долгими ночами и обнаруживает бесценное освещающее каждую частицу бытия сокровище, которое было и есть с ним каждый миг. Так бродяга, решившийся, наконец, выбраться из своего тесного картонного приюта, обнаруживает себя в бесконечном Доме, полном даров и света.
...
Это метод самосовершенствования на всех уровнях: физическом, энергетическом, духовном.
Это возможность для энергетической структуры и сознания присутствовать максимально полно и эффективно в ежемгновенном и вечном здесь и сейчас.
Это свобода быть ежемгновенно живым, присутствующим, собой.
...
Это любовь действенный метод расширения сознания и ясности восприятия, позволяющий наиболее эффективно присутствовать на любых уровнях и в любых плоскостях жизни, в любых проявлениях среды и общества, возможность осознанно принимать чистую энергию любого явления и ситуации.
...
Это свобода осознанного выбора быть так, как есть, в полной уместности с нитью безупречности своего пути, с уникальными свойствами своей сущности, адекватно любой ситуации, а не так, как «должен» кому-то, запрограммировано кем-то, вплетено в клетку чьей-то системы.
...
Это сила, которую ты принимаешь из своего же источника, а не "где-то еще". Это осознание в себе самом центра - источника бесконечных лучей.
Это - нейтральная зона, где нет ни иллюзий прошлого, ни иллюзий будущего, только этот миг. Миг настоящего. Это - возможность ясного восприятия того, что кажется смутным и неясным.
Это покой и знание, обнаруживаемые в себе.
...
Это безграничность, которая не где-то и не когда-то, а прямо сейчас и здесь, проявляющаяся в любом явлении, в любой миг.
...
Это не путь куда-то, в некое будущее просветление, это всегда движение в глубину этого мига, присутствие в миге настоящего. Это - ежемгновенное озарение присутствием самого источника, центра, а значит – и его бесконечных лучей, пронизывающих каждую частицу бытия.
...
Это не соревнование, даже с «самим собой», не движение ради некоего диплома, не очередная лестница на очередной трон – это присутствие ради присутствия, встреча для встречи. Освобождение в настоящее.
...
Это ясное видение: не иллюзия видения как следствие множества набранных и запутавшихся меж собой концепций, а естественное проявление покоя и ясности сознания в полном его присутствии в каждом моменте.
...
Это больше чем асаны или медитации, больше чем визуализации и любые достижения. Это – сама жизнь, каждый миг, который и есть – совершенная практика.
Видеть, что каждый миг, событие, чувство – это литеры книги.
Книги твоей жизни. Каждая литера. Ни одной лишней.
.
Быть бдительным без напряжения.
Так присутствующий на рассвете без усилия видит проявленный солнцем мир.
.
Почувствовать за громким и очевидным тонкое, тончайшее. Ювелирную живую вязь сущего.
Быть чутко в любом ощущении. Обнаружить бездонность глаз и беспредельность слуха.
И мановение каждой мысли, что мгновенно отражается во всех вселенных.
И мир на кончиках пальцев.
.
Видеть, что любая встреча – для тебя, от тебя, тобой: здесь нет никого кроме тебя.
Принимать дар каждого мига, как послание от тебя тебе.
И ты же – почтальон.
.
И нет ни одного шага, который не был бы частью пути.
И что б ни услышать и ни испытать – из совершенной песни бытия слов не выкинешь.
И каждый миг - драгоценность, ибо это миг - твоей жизни.
.
И нет ни одного выбора, который не был бы уже присутствующим лепестком на распускающемся цветке.
Но здесь и сейчас – чистый лист.
Каждый миг.
Свобода быть чистым листом.
.
Принимать чистую энергию каждого мига, какое бы обличье она ни принимала.
Принимать истину каждого мига, неназванной оставляя ее.
Так пчела, не волнуясь об имени, с любого цветка соберет безымянный нектар.
.
Обнаружить себя невесомым для бездны.
Обнаружить себя бесконечным для бесконечной глубины.
Обнаружить себя прямо здесь и сейчас - тем, что ты есть, без единой концепции,
В миге без прошлого и будущего.
.
Свобода быть чистым листом.

ОКЕАН

Море-океан. Живые волны, янтарная пена. Каждый миг – новая волна, ни двух похожих. Шорох прибоя. По цветным камешкам, по сточенным в песок горам танцует море - живое бескрайнее, играет ракушками... Шорох.
Приливы, отливы… То полная вода, то берег безмятежный да дары, что оставила она, отступая. Солнце. Ниспосланный золотой поток в сияющем небе. Обнимает, ласкает, пронизывает.
Старик. Присутствует улыбкой. Лучом из глаз. Душой, что поет в шторм вместе с ветром и молчит в штиль. Вдохом – вместе с приливом, выдохом – вместе с отливом. Пальцами, что бережно перебирают отточенные цветные шедевры моря. Миг за мигом. Как четки.
Сиянием чистого неба.
Иногда рядом садится кто-то и, немного помолчав за компанию, спрашивает с любопытством:
- Старик, что ты слышишь, что так молчалив?
- Да вот… – отвечает старик, - море… Океан.
- Какое такое море? – удивленно спрашивает его собеседник. – Ведь толпа же. Коробки домов вон, дорога, шум. Какое море?
- Настоящее… - шепчет старик.
Но спросивший уже ушел прочь.
А старик остается… присутствовать.


На песчаную дюну, как на сцену, тем временем выезжает поезд.
В вагоне пассажиры, каждый что-то жует. Кто – прошлое, кто - будущее. По безбрежной глади настоящего в туннеле из мыслей и чувств, они мчатся и, кажется, видят лишь стены… Каждый - к станции на Кольцевой.
- Чему ты улыбаешься, старик? – не выдерживает кто-то и подсаживается совсем рядом, чтоб понять… чему тот улыбается, что он такого нашел?
- Да вот... – почти растерянно отвечает старик. – Океан… солнце…
- Где океан? В метро? - спросивший хочет рассмеяться над чудаком, но в глазах старика и впрямь отражается что-то большое …. И - отсветы. Чистое золото… – Где, старик, видишь ты океан?
- Да вот же… - старик очерчивает дугу в пространстве, бережно, словно в душе собеседника… и беспомощно возвращает ладонь на песок. – Вот же оно. Здесь.
- Странный ты, старик. Я мечтаю попасть на океан и отдохнуть! Но чтобы до океана добраться, билет надо купить, да доехать до него: океан где-то там, а здесь его нет! – и попутчик в сердцах выходит на своей остановке.
А старик остается. И волны ласкают его ноги, а лучи скользят по лицу. И берег в песчаных ладонях своих и приливы хранит и отливы…

На песок вносят стол. Лампу, окна, плиту и часы. Входят двое. Он, она. Разговор. На стене мерно тикает время. Она о прошлом, он о будущем. Никак не встретятся.
- А ты? Ты, старик, что ты думаешь об этом? – спрашивают и его, протягивая чашку.
Старик молчит. Перебирает в душе своей слова как цветные камешки … не то, не то… Камнями как океан выразить? Молчит…
-Так хочется к морю… - шепчет вдруг она. Прямо из молчания в серое городское окно.
И старик замирает, любуясь: в лучах солнца, прямо сейчас, прекрасная, она всматривается в океан. В настоящий, живой океан… настоящего. Но… что она видит? Какие сны о прошлом и будущем?
Старик бы вынул свои глаза, если б мог. И уши отдал бы. Он столько раз менял невыразимый вкус безмолвия на горький вкус слов, вновь и вновь пытаясь найти то, которое проявит океан, прямо здесь и сейчас… Но…
Но может быть в этот раз... меж слов, меж движений вдруг просочится этот шорох безбрежного…
И старик подходит к девушке, и обнимает ее.

Так они и стоят. Целый миг.
На берегу океана. У самой кромки.
…И
шорох
...Он сидел у костра, и отсветы пламени играли на лицах гор.
Он не спрашивал, но я ответил:
- Я пришел, потому что ищу Учителя. Мне говорили о тебе, и я хочу быть твоим учеником. Я многих встречал. Я встречал таких, которые варят варенье. У каждого свой рецепт. Ты приходишь к ним, тебя перетирают и ставят на медленный огонь. И ты томишься на нем в ожидании, когда варенье окажется чистым золотом. И я готов был стать частью варенья только лишь потому, что меня достойным варки плодом посчитали.
Я все старался забраться в котел, да так и не смог притвориться подходящей ягодой. Может, твой рецепт мне поможет?

И камни притихли, когда он сказал:
- Но я не варю варенье. Плод экзотический как приложить к старому рецепту? Да и есть ли среди нас одинаковых ягод хотя бы две? Но порой желание быть частью алхимического чьего-то варева затмевает память о том острове, откуда приплыл ты, одинокий странник живого океана. Так скажи: плавать частью сиропа в одном из котлов или быть ароматом уникального мига – что есть свобода?
Ты ищешь учителя, чтобы найти себя? Не странно ли? Но кто же ищет?
Да, ты можешь переждать тут ночь. Но рассвет близок, и с ним ты пойдешь, свободный. Не пытайся ко мне привязаться ни на миг, только так лишь мы станем близки. Здесь, сейчас я – всего лишь вода. А к воде привязаться – как? Я и льдом могу быть, и зеркалом безмятежной глади, и облаком, и дождем, и широкой рекой, и едва заметным ручьем, и океаном, и презренной лужей в земле. Всего лишь влага, чтобы утолить жажду семени. Капля среди других капель. У воды нет ни цвета, ни запаха, но она дает деревьям силу, чтобы они благоухали и ярко цвели. Но влага – всюду. А где ищешь меня – там меня нет. Как же ты можешь стать моим? Садись и погрейся. Это всего лишь ночь. Но помни: здесь нет ни одной банки с вареньем, чей аромат столь заманчив, что даже мухи почитают за честь в нем топиться. Я – нищий, не владеющий ни одной кастрюлей. И если тебе нужны надежные стенки колб и реторт, то ты здесь их не найдешь. И сколько стен и клеток по привычке ты ни создашь - здесь все они будут разрушены: и безмятежная вода, оказавшись льдом, сосуд взрывает.
Когда же я сел, он спросил:
- Зачем же ты ждешь рассвета, который придет когда-то? Посмотри прямо здесь и сейчас… этот рассвет уже сочится из миллионов звезд. Видишь… небо?

ВЕСНА МИРА

- Что-то происходит… Ты чувствуешь? Это касание…
Чистый ветер безмолвия
Бриз с океана блаженства
Весна мира просачивается в застроенные города душ. В стужу растерянного молчания, сквозь вьюги безудержных чувств. В холодный лабиринт спешки, в суровые джунгли поиска… Скользит над кругами ипподромов и арен и легко проходит сквозь стены камер. Струится в экраны мониторов и разоблачает любые заключения :
- А помнишь… небо?

Она сочится тихо и не помпезно - как дуновение самой жизни, легко и непосредственно - как дыхание ребенка…
Та, которую встречали как царицу: с парадного, с факелами и трубами, по одиночке и сплоченными толпами… Вошла неприкрытой и простоволосой.

Ее пришествия ждали снаружи - из-за стен, из-за рва, словно дружеских войск легион, а она внезапно и неостановимо сочится изнутри: из выпрастывающегося сердца каждого цветка, из телефонных трубок, из линий судьбы на беспокойных ладонях.
Ее звали как воина: ворвись и победи! А она, обнаженная и безоружная, обнимает, проникает, струится – мягко и неостановимо.
- Чувствуешь… дыхание? То - Ее ветер
… Ветер жизни

…И Нищий обнаруживает себя в сокровищнице, и, пронизанный собственным светом, в каждой частице своей видит бесценные драгоценности мира. И рука попрошайки оборачивается чашей, из которой льется через край.
…Ветер благословения

И Замерзший вдруг чувствует: чье-то тепло. И, миром объятый, он выходит из убежища под свет, чтобы таять. И ручьем утекать к той полноводной реке, что манила его в его зимних ночах.
…Ветер света

И Виновный, что бросил себя на дно самого глубокого подземелья, вдруг обнаруживает себя свободным и чистым в ладонях неба. …Ветер чистоты

И Ищущий находит. Стоит только лучам распахнуть его глаза. И он скидывает стоптанные сотней дорог тяжелые башмаки, и отпускает тропинку, что мертвыми петлями вилась в его ногах. И встает, босой, в небе.
…Ветер свободы

И Ряженый снимает костюмы для случаев, один за другим. И, нагой и легкий, улыбается, словно впервые пробуя на вкус улыбку настоящего.
… Ветер невесомости.

И Всезнающий сбрасывает ширмы всех своих знаний, и смеется над увиденным - так, что смех его отражается во всех вселенных.
…Ветер ясности

И Страдающий, скрученный болью в жестокий узел, вдруг на миг - и на целую вечность - замирает… И боль отпускает его, и то, что пульсировало в каждой клетке, что жгло и цедило его душу по капле в кипящий котел, на целый бесконечный миг растворяется в покое. …Ветер вечности

И Одинокий обнаруживает свое одиночество единением
… Ветер встречи

И Бродяга вдруг видит, что он – уже дома. И что дом его - с мир, и коробки, что строил он в сумраке - лишь лачуги слепого посреди его же дворца.
… Ветер возвращения

И Златоискатель подставляет натруженные ладони, и звезды мгновений - золотые песчинки совершенства - щедро сыпятся в них.
… Ветер милости

И Учащий обнаруживает себя всеми учениками сразу… И исчезают указки, и оценки, и долги, и журналы - и в классную комнату, звенящую птицами, словно в небесный отпущенный к солнцу со всех рельс навеки трамвай, солнечным зайцем проникает улыбка мира. И безмолвная истина вспыхивает на лицах, разглаживая морщины попыток.
…Ветер тишины

И Стоящий под солнцем в немой благодарности чувствует: каждый вдох его с вдохом вселенной един. Он не знает, как быть, но он – есть...
Это сияющая мудрость, не знающая слов, бликами вешних ручьев утекает в землю. ...Слышишь?
Недра земли освящаются живой водой небес.
…Ветер блаженства

Весна мира - лишь в этом мгновеньи и больше нигде, никогда
В этот миг… Спавшее семя, в котором не увидеть ни цветка, ни аромата, сколько его ни разбирай, оказывается сокровищницей, оживая.
В этот миг… Из каждой проснувшейся почки выпрастывается ее свет. Из сердца каждого бутона возникает ее аромат.

В этот миг…
- Ты чувствуешь…?
Весна мира


Здесь Сейчас

Сообщение отредактировал Alisha - Четверг, 13.08.2009, 22:59
 
AlishaДата: Четверг, 13.08.2009, 22:59 | Сообщение # 192
Говорящий со стихиями
Группа: Проверенные
Сообщений: 287
Статус: Offline
ПОЛНОТА И ПУСТОТАВдыхать ветер жизни. Каждой частицей своего беспределья.
Обнажиться для бытия. Стать чутким, как звук родника с живой водой в пустыне. Замереть и услышать, почувствовать, припасть.
И огромная пустыня зацветает одним живительным глотком.

Познавать аромат цветка прежде всех своих знаний о нем. Становиться ароматом мгновения, растворяться в нем, умерев всем, что было-казалось-придумалось, ради непридуманного совершенства бытия.
Познавать аромат реальности прежде всех своих знаний о ней.

Сбросить задубевшую «светом ученья» маску, как змея по весне сбрасывает старую кожу. Расплести все свои змеиные кольца и петли – естественно и без единого усилия - в танце первозданной свободы, той, которая за пределами разделения на свободу и не-свободу. Той, которой пронизано все – до мельчайшей частицы любой из вселенных. Той, которая проявляется в миг, когда тает как дым желание ее достичь.
Ибо сколько клеток-систем было сплетено для тебя из твоих же жил? Сколько неохватных долгов перед призрачными ростовщиками ношей гнут тебя в поклоны?
..
Взмыть обнаженным, подставив каждую интимную впадинку души ветру без имени, просвечивающему насквозь ветру бытия. Подставить сияющему потоку миллионы своих тел, отлетевших в вечность с древа жизни подобно тленным янтарным листьям по осени. И - быть. Быть так, как есть. Здесь и сейчас, и вне времени. Смертным и вечным.
Ибо сколько уже кальп длится чувство вины - за себя, за того, кем ты бездной предъявлен к жизни, за твой дар к ощущениям, чувствам? И что это чувство вины за твой дар жизни, если не первородный и единственный грех, пресловутый плод с древа добра и зла, правильного и неправильного, хорошего и плохого, белого и черного?
...
…Помнить, что черное проявляется только там, где проявляется белое. А в чистом листе нет и белого. И ты – тот сияющий лист чистоты.
...
Почувствовать.
Огонь, ластящийся к коже. Подступающее тепло, прекрасный цветок пламени… Ожог. Уловить границу, где наслаждение оказывается болью. Уловить тот миг истины, в котором наслаждение и боль сливаются воедино, растворяясь друг в друге.
Ибо истинное блаженство за пределами разделения на блаженство и страдание.
От чего же бежать, как от чаши с ядом? Какой смысл искать то, что есть всюду, и – и в звездах, и в грязи? Знающий сотни противоядий даст тебе самое сильное: нет яда, кроме того, что ты сам отделишь от изначального, пытаясь отыскать нектар.
Но обнаружь, как чист источник. Кровь, цветная кровь самой жизни – потоки энергий, рождающих мир. Бесконечный поток полноты, льющийся в звенящий пустотой хрустальный сосуд без дна.
И любой яд окажется нектаром.


Услышать.
Самой сутью тишины, слушать до момента первозданного сияющего звука изнутри. Того, что возникает естественно, подобно мелодии безмолвного ветра в самом жерле саксофона мира.

Ощутить. Тонко и трепетно, до момента первозданного импульса силы. Силы, рожденной естественно, подобно едва проявленным крыльям могущественного дракона, что начинает свое движение вовне сквозь скорлупу тонкости, насыщаясь, наполняясь энергией в сияющем коконе покоя ради свободного полета в сияющей пустоте.
...
Увидеть.
Тотально и безгранично, как видит солнце, высвечивая мир во все стороны, освещая любое любым для любого. Увидеть совершенство.
Ибо это красота за пределами разделения на красивое и уродливое.

Присутствовать в творении.
Пустотой в полноте, полнотой в пустоте. Ибо что бы кисть твоих чувств ни чертила на холсте мира – то круги на воде. И пусть вода безмятежна и в дождь – что есть те круги на воде, если не сияющие иероглифы бытия, которые сама жизнь чертит в бездне?

Не верить на слово, но прожить самому. Попробовать на вкус полноту и пустоту и ощутить, что их вкус един. Испить до дна оба хрустальных бокала и обнаружить, что всегда пил из единого источника, не имеющего ни стенок, ни дна.
...
Полнокровная река жизни и звездная пустота небес, что вы друг без друга?


Здесь Сейчас
 
AlishaДата: Четверг, 13.08.2009, 23:00 | Сообщение # 193
Говорящий со стихиями
Группа: Проверенные
Сообщений: 287
Статус: Offline
Присутствуя на вершине вершин
В благословенном сиянии,
Песчинка среди таких же песчинок
И звезда среди таких же звезд,
Глупец глупцом, он не знает пути к высоте -
Так для цветка неисповедим путь к его аромату.


Такой же среди тех, кто о вершине грезит, стоя на ней -
Кристалл средь кристаллов, снег к снегу, вода к воде -
Тем, кто со стремянками, он не даст новых лестниц:
С вершины вершин всякой лестницы путь – только вниз.

Не достигший ничего, но достигнутый изначально,
Среди грёз-тюрьм свободных о свободе
Заточенным собой же в себя он не даст схем побега:
Как освободить того раба, кто господина себе сам придумал,
Если сам придумщик не убьет господина в рабе и раба в господине?

Присутствующий на вершине вершин,
Извечно один но никогда не отдельный,
Он и сводником себя не возомнит:
Те, кто встречу с собой ищет, всё пойдут прочь.
Кто себя в себе точит, и те, кто к себе по себе же бежит –
Разве встреча с собой в любой миг - не единственный дар,
Что для них уготован бесчисленным множеством шансов?
Как шедевры неутомимого творца,
Что с бесконечным творит вдохновеньем,
Как драгоценности в храме без границ,
Предстают мгновения вечно новыми гранями единого алмаза,
Чтобы даже слепым себя мнящий
Смог однажды познать совершенство.

Присутствующий на вершине вершин,
Тем, кто с картами снов, он не даст направлений:
С повязками на глазах все равно, куда смотришь -
Все - тьма неведения.
И без повязок на глазах все равно, куда смотришь -
Все – свет ясности.
Но кому снимать их, кроме тех, кто себя повязал, их придумав,
В чьи лики впились и болят те повязки веками,
Покрыты придуманной грязью и пылью
Так давно, что забыли, что вечно чисты
Так давно, что забыли себя не-калек
Те, в чью кожу вросли все бинты поверх ран, словно кожа…
Так давно, словно и не было глаз, чтобы видеть,
Словно их надо где-то купить или вымолить.
Так, словно они – не тот дар, что всегда, изначально -
Ради этой вершины вершин, на которой всегда,
Каждый миг.

Присутствующий на вершине вершин -
Кристалл средь кристаллов, снег к снегу, вода к воде -
Его крик – крик безмолвия среди безмолвия криков:
Да и как указать ручью путь к его песне,
Той, с которой они неразлучны всегда,
Той, с которой они - изначально, всегда - совершенство,
И что станет с ручьем, если будет он думать:
«Должен я отыскать свою песню, которой еще не обрел»?

В каждый миг песня с ним будет течь неразлучно и преданно,
Даже в снах его, даже в забвении,
И в камнях отзываясь, и в травах струясь
Ни на миг не замолкнет ее чистый звон…
Так за песней своей ли течет ручей или с ней воедино?

…И глупец не возьмется путь к песне ручью указать.

И тому, кто ищет Имя,
Он не даст иного имени кроме безмолвия,
И тому, кто придет за иконой,
Он подарит лишь зеркало,
А если спросят у него дорогу к храму –
Широко разведет руками.

Пребывая в храме сущего
Сиянием несметных сокровищ бытия,
От кого укрываться в тленных стенах и укрыться ли?


Здесь Сейчас
 
AlishaДата: Четверг, 13.08.2009, 23:01 | Сообщение # 194
Говорящий со стихиями
Группа: Проверенные
Сообщений: 287
Статус: Offline
Тот, чье око больше обозримого
.
Тот, чьи сроки превышают время
.
Тот, кто всюду, но не уловимее,

Чем звезды, летящей в землю, семя

Тот, чье сердце все вмещает храмы
.
Тот, в ком деться от себя - попробуй!
.
Тот, кто как бы ни повел, все – прямо
.
Тот, кому - что мантия, что роба

Тот, чьей вечности – вечно миг от роду
.
Тот, чье слово тише всех безмолвий
.
Тот, кого ловить – как сетями воду
.
Тот, кто без сетей – в тот же миг уловлен

За затейливой дивной сказкой, что заворожит или разбудит на миг
За сияющим молчанием, что подарит тепло или смерть
За той тишиной, которую или облечь в имена, или прожить без условий
И
Ближе, чем та тишина

За лесами слов и семенами их, павшими в землю
За волнами страстей и хрустальными каплями взмывшего ввысь океана
За огнем нескончаемой жажды и мгновением пламени, мир просветившим насквозь
И
Ближе, чем это пламя

За суетами о пустоте, смыслом смыслов и шумом о безмолвии,
За любым о любом для любого,
За любым представлением о.
И
Ближе, чем все представления иллюзиона -

Жемчужина жемчужин

Большее всякого большего и самый центр центра

Не где-то
Не когда-то.

Сокровище вне цены


Здесь Сейчас
 
AlishaДата: Четверг, 13.08.2009, 23:03 | Сообщение # 195
Говорящий со стихиями
Группа: Проверенные
Сообщений: 287
Статус: Offline
Плывут немые облака,
Светла дорога,
По ней прозрачна и легка
Скользит пирога.
Скользит пирога над землей
В лучах рассвета
И мальчик спит в пироге той
Похож на лето


бросить щедро, как может лишь нищий бродяга, бросить в млечную пыль к ногам императрицы вечности единственный грош этого мига, за который и сотня галактик – не цена

взмыть во все небеса разом, опаляя восходом перья облаков и
так по-человечески вдохнуть осязаемую эту до последнего косого луча дорогу

разменять на молчание все имена Ее - той, которой тешились и которую пытались купить
той, что и босая, и в исподнем – одной крови с вечностью
той, о которой все до единого песни и войны, так по-человечески
но - не высказать

истекая словами и музыкой, целым миром растворяясь в Нее
спасибо за то, что не высказать…
умещаясь и в капле росы из восходящих светил глаз
Она всегда за пределами

разделившая себя на двоих ради встречи
обнажившая мир – лишь почувствуй, увидь, обнаружь
сохранившая в каждом мгновении бездну
и в закрытые глаза Она смотрит с улыбкой:
любое ожидание короче вечности

и не умертвить Ее пониманием, не сковать Ее условиями, не облечь Ее мантией знания -
все дипломы и грамоты, все прошлое и будущее сгорают в Ее огне
все флотилии и утлые судна растворяются в Ее живой воде
все вершины тают в Ее небе
и семени каждой упавшей звезды дает жизнь Ее земля
и

спасибо за то, что не высказать

спасибо за то, что - прожить
Ее - Ею

так по-человечески божественно


Тонкое тончайшее струящееся танцующее невесомое не связанное но соединенное лучами отпускающее принимающее чувствующее творящее...
Живое

Мы - путь друг для друга
Если нас двое
...
Если мы одно
Путь растворяется в нас
...
Большее бОльшего, единое целое больше любого выбранного пути
Но один-единственный миг любого пути, прожитый единым целым, больше бОльшего

Истончение. Растворение. Прозрачность. И крючки с самой затейливой наживкой, что являются на глубине, проскальзывают насквозь.
Рассуждения все чаще напоминают праздное перебирание драгоценных камней, которые никогда не купишь. Бессмысленное и красивое. Переливается и затейливо… но там, откуда ты целиком, босой, безыскусный и насквозь – только море-океан, и ни один из этих хоть трижды окольцованных алмазов океану этому не предъявишь. В нем самом величайших жемчужин – не счесть, но все они живы и целы – пока они в нем, пока не изъяты, не взвешены. И не измеряет он тебя ни кипами твоих слов, ни волоком дел, ни даже на вес заработанным золотом, пусть оно хоть в молчание конвертировано.
И сколько не заготавливай себя ему, безмолвному и поющему, безбрежному – обнажит, просквозит, снимет последнее как исподнее…
И сколько не выкладывай самыми ювелирными камешками имя его да все на пути к нему – смоет одной волной, сотрет с лица и застывший за многие жизни янтарь слез: океаном дышишь, океаном плачешь, океаном смеешься - но все ищешь тот океан…
И не выскажешь ни капли, ни волны его - бесконечность не принадлежит пространству, вечность не принадлежит времени, истина не принадлежит словам...
Но.
Едва лишь замрешь - обнаружишь себя прямо в нем: нараспашку, наощупь, пустым, обнаженным… Так - растаять, чтобы быть. В безграничности жизни, что ни годом, ни веком, ни смертью не измерить – а только лишь этим, единственным мигом, этой величайшей жемчужиной, что сияет в раковине жизни, не изъятой из океана. И когда этот миг расцветает целым тобой, то и слова оказываются цветами, и чувства оказываются реальностью, и тишина оказывается музыкой.
Да, не высказать океан, подбирая слова как инструменты и придумывая слушателей. Но самим бытием своим – высказать. Себе для себя. И тогда это – миру для мира

...И снова и снова – то встреча для встречи
Нагому - лишь ветер нагой


Здесь Сейчас
 
Форум » Общий форум » Наследие РОДов » На-РОД`Ы МИР-О-З`ДА`НИ`Я (Мы Иные Драконы белого пламени Жизни Звезды/Кристалла)
Страница 13 из 18«1211121314151718»
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017